О традиционном обучении кулачным искусствам в Китае

熟 能 生 巧
«Навыки порождают мастерство»

Очень часто можно услышать про разные стили, что в одном только удары, и нет бросков, в другом - нет техники ударов ногами, еще где-то не используют захваты, а ведь любой стиль должен быть самодостаточным, т.е. включать все возможные аспекты -, иначе он не выжил бы...

Итак, попробуем сформулировать простейший "джентльменский набор" для боевого искусства на примере методик и принципов обучения школ традиционного кулачного искусства в Китае. Что туда обязательно надо включить?

Первое, о чем необходимо упомянуть - это то, что составляет целостность системы в техническом плане. Классически это обеспечивают четыре основных раздела кулачного искусства – 踢,打,拿,摔(т.е. "удары ногами, удары руками, техники связанные с захватами, броски"). Поговорки кулачного искусства Китая, сформировавшиеся за века его существования в Поднебесной, говорят следующее:

"Руки - две створки врат, полностью полагаешься на ноги и бьешь человека",
"Ноги должны ходить, руки - бить и хватать",
"Вдали - кулаки и ноги, вблизи - колени и локти, вплотную - бросай, а также при случае применяй захваты"

и многие другие, подобные этим.

Например, против одного противника, уступающего вам технически и физически, бывает достаточно использовать всего лишь захваты за болевые точки, чтобы взять его под контроль, и старые мастера могли победить противника, не причинив ему физического вреда. Считается, что использование искусства захвата не является столь же жестоким, как ударная техника, и если нет опасности для жизни, то гуманнее использовать именно этот метод против одного нападающего. Если же нападающих много, - - это совсем другое дело. Против нескольких нападающих не очень разумно использовать захваты или же технику из раздела циньна, а лучше использовать ударную технику в сочетании с быстрыми перемещениями и техникой уклонов с линии атаки. Также можно следовать примеру Сунь Лутана, использовавшего против большого количества противников быстрые удары по точкам.

Однако есть еще составляющие, оказывающие влияние на результат боя - это 手,眼, 身法,步 (т.е. "руки, глаза, методы действий корпусом, шаги"). Чжан Давэй, автор книги "Разъяснение смысла поговорок ушу", комментирует эту знаменитую фразу так:

"Руки могут изменить ход боя, глаза - это основа наблюдения, ноги дают удобство перемещения, методы действий корпусом обеспечивают координацию рук, глаз, ног и шагов".

Все это подразумевает не только точность применения техники, но и правильное использование пространства и времени.
Старые мастера говорят:

"Качество техники складывается из силы, скорости и точности, но и они бесполезны, если отсутствует своевременность".

Поэтому они и стремились к тому, чтобы ученики развивали способность занимать нужное место в нужное время. Пусть даже ученик научился безошибочно выполнять технику, регулярно отрабатывая технику через многократные повторение каких –либо формальных упражнений, тех же таолу, , но если он не может применить ее в нужный момент времени в правильном положении относительно противника, то хорошего бойца из него не выйдет. Например, в традиционном мейхуатанланцюань существует 12 принципов, что изначально были заложены мастером Лян Сюэсяном (1810 – 1893), и второй принцип, 占, как раз и означает «занять выгодную позицию по отношению к противнику».

Процесс освоения уже качества техники включает также разные этапы, так и разные наработки, влияющие на одно из вышесказанных качеств. Каждое из качеств - может нарабатываться как в сочетании с другими, так и по-своему. В частности, во многих традиционных стилях принято считать, что "своевременность" можно наработать только парной наработкой, которую никакой тренажер или индивидуальная работа не способны заменить. Причем, с точки зрения процесса обучения именно старых школ, больше ориентированных на прикладной аспект, эта наработка должна проводиться с тем партнером, который уже освоил данную технику. Кстати, именно этим, а не какими-то секретными соображениями, и определяется правило, по которому одновременно учитель может обучать только одного ученика. Однако, согласитесь, этот метод как-то не очень подходит для постановки разрушительности удара, иначе партнеров не напасешься. Да , дошли до нас из глубин истории разнообразные байки про отработку супершмертельной техники на рабах, пленных, заключенных, на животных, олпять же, но разве это методика для длительной постоянной , доступная широким массам занимающихся боевыми искусствами? Также большинство старых школ очень скептически относятся к качеству удара, если занимающийся отрабатывает удары только по воздуху, игнорируя разнообразнейшие тренажеры. Для чего, кстати, чаще всего и использовали не привычные нам подвешенные в воздухе мешки, хотя такие были и есть, но размещенные на горизонтальной поверхности, а так же разнообразные вкопанные в землю столбы.

Эти тренажеры, кроме основной задачи постановки ударного или хватательного усилия, несут и дополнительную функцию, ведь при исполнении или отработки техники занимающийся может допускать мелкие ошибки, например связанный с плохой проработкой форм кистей рук, траекторий, распределения усилий и т.п. Для этого могут использоваться различные "исправляющие наработки", как раз на различных видах мужэньчжуан (т.н. "деревянный манекен").

Кроме того, есть правило "Внутри тренировать цзин, ци, шэнь, вовне тренировать руки, глаза, корпус". Смысл этой поговорки в т.н «шести координациях»-люхэ, где разделяют три внутренние и три внешние координации. Цзин, ци и шэнь относятся к внутренним, руки, глаза и корпус - к внешним. «Нэй сань хэ» («внутренние три координации») - это координация физической силы с «усилием»-цзин всего тела, координация «усилия»-цзин с «энергией»-ци, координация «энергии»-ци с «духом»-шэнь. А "вай сань хэ" («"внешние три координации»") - развитие навыка взаимной синхронной работы бедер и плеч, локтей и коленей, ладоней и стоп. Принято считать, что теория шести координаций базируется на воззрениях традиционной китайской медицины. В китайской медицине считают: цзин, ци и шэнь - это три драгоценности человеческого тела. «Прежденебесное цзин» зарождается в почках, «посленебесное цзин» рождается в селезёнке, оба они скапливаются в почках, и потому называются «почечным цзин». В процессе жизнедеятельности цзин непрерывно трансформируется в ци, которая пронизывает все тело. В результате тело человека накапливает ци, наполняется жизненной силой.

«Ци сконцентрирована - шэнь скапливается, цзин и шэнь наполнены - мышление живое, ум ясный»

Ци - стержневая ось цзин и шэнь. И наоборот, шэнь может сгуститься до ци, ци может породить цзин. Так происходит непрерывный круговорот цзин, ци и шэнь, укрепляющий здоровье и продлевающий годы жизни. И уровень мастерства ушу также зависит от того, как разовьется ци ученика в процессе тренировок. Многие мастера считают, что правильные формы и позиции двигают ци. И если форма правильна, - разовьются ци и усилие, но если форма неправильна, - у занимающегося не будет усилия. Потому в поговорке и говорится, что нужно «внутри тренировать цзин, ци, шэнь». Когда говорят уже о внешних трех координациях, это означает, что руки, глаза и корпус действуют как одно целое. В ушу действие рук, глаз и корпуса завершается одновременно.

Закалка рук, глаз и корпуса - это «форма», «проявление» закалки цзин, ци и шэнь. Смысл шести координаций - в переходе от проявления внешних трех координаций к законам внутренних трех координаций, от закалки формы внешних трех координаций к духу внутренних трех координаций. И наоборот, дух внутренних трех координаций проявляется из формы внешних трех координаций. Потому обе части поговорки неотделимы одна от другой.

«Не будешь гунить – не будет и гунфу!»

Как уже упоминалось выше, «Боевое искусство опирается на шоу, янь, шэньфа, бу» (т.е. «руки, глаза, методы действий корпусом, шаги»). Новички гонятся за шоу и янь, профессионалы работают над шэньфа и бу". Но без вспомогательной наработки нет ничего остального, нет вспомогательной наработки - получаем современную «гимнастику ушу». Об этом есть знаменитая поговорка ушу: «练拳不练功,到老一场空», означающая "Не используешь в кулачном искусстве вспомогательные наработки - до старости останешься пустым местом", и получится «花架子» - впечатляющие , но непрактичные движения. То есть как в другой не менее известной поговорке – «花拳绣腿,好看无用». Популярный на постсоветском пространстве поэтический перевод звучит так:

Кулаки летают - словно цветы в танце порхают,
ноги бьют - словно вышивальные иглы снуют:
пpиемы кpасивые, но пpоку от них - никакого.

Ну а теперь рассмотрим, что обычно вкладывают в смысл первой из этих поговорок. Если более точно разбирать смысл, то выделяют два основных момента "цюань" и "гун", т.е. два аспекта тренировочного процесса. Если кратко, то "цюань" - это разучивание и отработка базовой техники, таолу, приемов, движений, и т.п. А "гун" - это набор вспомогательных методов: разнообразнейшие методы "внешней" и "внутренней" наработки, в том числе и пайдагун (укрепление тела). Обе составляющие согласуются и сливаются воедино, и тогда "наработка методом используется, метод на наработке базируется", "форма и дух готовятся параллельно, внутреннее и внешнее совершенствуются параллельно".
Несмотря на то, что в старом ушу считалось, что есть минимально три необходимых взаимосвязанных раздела, где первый включал всяческие т.н "внутренние наработки", второй - работу для укрепления разных поверхностей тела , набивки и не только, а третий - разнообразнейшие парные наработки, для лучшего понимания и представления коротко разберем особенности каждой из составляющих как "цюань", так и "гун".

Итак, когда речь идет о первой составляющей - "цюань", то обычно выделяют следующие основные разделы:

  • Базовая подготовка-цзибэньгун 基本功 (цзибэнь = "база, фундамент", гун = "работа, наработка");
  • Приемы и их сочетания招 и 式;
  • Формальные комплексы-таолу套路;
  • Парная наработка.

При тренировке любого стиля на первое место необходимо поставить тренировку цзибэньгун и развитие физических качеств, и добиться в этом совершенства. Нельзя пренебрегать качественной проработкой цзибэньгун. Цзибэньгун дает в первую очередь развитие взаимной координации движений, нет его - будут руки и ноги двигаться несогласованно. Также это - позиции, перемещения, приложение сил и т.д. По мнению старых мастеров, цзибэнгун - есть сущностный смысл стиля или школы, содержащий минимальный набор элементов , необходимых для самообороны. Именно с наработки этой базы следует, по их мнению, начинать свою ежедневную тренировку, вне зависимости от вашего уровня и стажа занятий.

Также в базовый раздел могут входить и разного рода наработки равновесия, прыжки, кувырки, движения со скручиванием. В частности, не малую роль играет наработка жоугун - развитие гибкости тела. Причем на начальном уровне следует больше внимания уделять суставной гимнастике (с точки зрения многих китайцев без нее качественной техники ног никогда не добиться), а также разнообразным махам, которые не только разрабатывают суставы и связки, но также позволяют улучшить координацию, осанку и выносливость. Все это многообразие опять же принято сводить к упоминавшимся ранее «пяти методам» - уфа (то есть работа руками, работа ногами, движения корпусом, действия ногами при перемещениях, способы взгляда), что в сочетании и дает корректную реализацию внешней формы приемов.

Наработка из раздела цзибэньгун
в исполнении Хао Хэнлу,
мастера стиля тайцзимэйхуатанланцюань

Несмотря на обилие разнообразных стилевых методов и способов, для простоты упорядочивания и понимания в цзибэньгун в наше время , во многом – под влиянием спортивного ушу,выделяют следующие разделы:

  • Отработка форм кистей рук (кулак, ладонь, когти, пальцы);
  • формы шага (бусин);
  • техника перемещений (буфа);
  • методы взгляда (яньфа);
  • столбовая наработка (чжуангун);
  • методы действий руками (цюаньфа);
  • методы действий локтями (чжоуфа);
  • методы действий ногами (туйфа);
  • наработка "обхлопываниями" (пайдагун).

Однако, если сравнить с составом цзибенгун старых школ, то увидим, что каждая использовала свой, по своиму уникальный набор элементов и методов. Например, вот база старого танланцюань, что еще сохраняется среди стариков уезда Хайян:

  1. Давление на ноги – ятуй;
  2. Раскрепощение ног – лютуй;
  3. Нижние удары ногами – ляотуй;
  4. Стояние в стойках – чжаньбу;
  5. Укреплять предплечья – кагебо;
  6. Парные подсечки – дуйцяо;
  7. Руки богомола, тянуть и подсекать – танланшоу лацяо;
  8. Открывать предплечья (удары крестом) – шицзычуй;
  9. Маленькие удары в паре – сяо дуйда;
  10. Удары в паре скрученным локтем – паньчжоу дуйда;
  11. Удары в паре обрушивающимися вниз и поднимающимися вверх ударами – бэнтяо чуй;
  12. Висящий на лице удар ногой – гуалянь цзяо;

Все это являются важными составными частями цзибэньгун, ими нужно тщательно овладевать в соответствии с требованиями школы, формируя правильную структуры и основу движения, ощущение усилия, чтобы любое движение удовлетворяло техническим требованиям, чтобы была согласованность рук, глаз, методов действий корпусом и шагов. В частности, общая культура движений ставится именно тренировкой базовой техники. Естественно, если цзибэньгун неправилен, то и невозможно применить его в бою. При интенсивных и качественных занятиях на освоение цзибэньгун отводилось около двух лет. В общем, цзибэньгун - это наработка базовых навыков, без которых за более сложные вещи и браться не стоит. Необходимо помнить, что в традиционных школах цюаньфа самое важное изучается отнюдь не в конце. Это не то, что ученик изучает после многих лет тренировок. Самые важные наработки - те, что даются с самого начала. И лишь только после того, как ученик достиг определенного уровня наработки в цзибэньгун, можно переходить далее - например, начинать отрабатывать свободный бой или изучение таолу.

В настоящее время, наиболее распространен следующий этап обучения – изучение формальных упражнений ушу. Обычно из-за неточности перевода происходит путаница между терминами «форма» (ши) и «комплекс, набор форм или приемов» (тао). Средоточием принципов ушу и реализацией базовых навыков является именно «прием» (чжао) или «форма» (ши), как бы отдельные элементы техники, отражающие основные концепции школы или стиля. А таолу - это уже набор форм, соединенных в единую последовательность. Например, известные всем «24 движения тайцзицюань» правильнее было бы переводить как «комплекс тайцзицюань из 24 форм». Надо отметить, что простой отдельный удар, по сути, не является приемом или формой, которые могут состоять из пяти-шести движений и представлять собой завершенную композицию. При этом надо учитывать, что в наработанном приеме складываются две особенности традиционного обучения - сочетание канона школы (а также и предпочтений наставника) с индивидуальностью конкретного ученика.

«Не освоивший формального знания приемов, не сможет эффективно вести бой и остается как бы «обнаженным» без усвоения канона. Но, с другой стороны, человек, боготворящий канон и боящийся уйти от него, также обречен попасть в тупик. Он становится рабом внешних уложений, которые он не способен творчески применить на практике»

Все это потому, что традиционная школа - это не абстрактное, а вполне конкретное понятие, которое заключается в умении конкретного человека эффективно использовать те навыки, которые он развил в процессе обучения у своего учителя, тоже вполне конкретного человека, обучавшегося по такой же схеме. Поэтому школа не оторвана от индивидуума, она в нем и формируется, объединяя всю совокупность методов и принципов данной традиции в одно целое. То есть традиционная школа представляет собой совокупность как методов эффективной нейтрализации противников, так и эффективной передачи знаний последующим поколениям.

Итак, таолу - это систематизированные наборы движений, составленные из имеющих боевой смысл техник. По сути дела это и есть индивидуальная тренировка конкретной техники. То-то даже считает, что таолу являются как бы «вершиной» цзибэньгун. С другой стороны, начальные комплексы многих стилей (типа «сяо хунцюань» стиля шаолиньцюань) довольно просты, и вполне могло быть так, что ученик осваивал аспекты цзибэньгун в ходе проработки подобного простого комплекса. И наоборот - некоторые таолу могли в свою очередь требовать свой цзибэньгун, отличный от общего для данного стиля. Но есть специальные таолу, посвященные какому-то аспекту или принципу техники стиля, причем этот аспект может и не присутствовать на базовом уровне. Например, таолу, прорабатывающие технику атак и защит с земли, сложные нелинейные перемещения или специфические методы воздействия. Кроме того, в некоторых школах для удобства запоминания упражнения из цзибэньгун объединяют в комплексы, например для упрощения обучения бусин. Однако, скорее всего, это тенденция уже ХХ века, обусловленная общей тенденцией падения способностей учеников, интереса к технике свободного боя из-за отсутствия актуальности цюаньфа в качестве необходимого средства для выживания. При этом необходимо упомянуть, что есть стили, где таолу практически нет (например, лицзяцюань, ицюань), и где наработка состоит преимущественно из наработок, в которых стилевые принципы и заложены. Кроме того, в ряде именно старых школ наблюдается приверженность в сторону парных наработок, но не индивидуальной проработки различных форм, которые, в свою очередь, рассматриваются всего лишь неким подобием «библиотечного архива знаний» стиля или школы.

Также распространено мнение, что таолу необходимы были в первую очередь для передачи знаний, представляя собой некую квинтэссенцию стиля, живое воплощение духа Мастеров древности. В первую очередь именно в этом и состоит важность тренировки таолу. Ведь таким образом через призму личного опыта и восприятия, ученик ощущает и осознает, выполняя те же движения , как и его предшественники, что он сам обретает то же внутреннее состояние, подобно великим Мастерам школы. Таким образом, происходит преемственность внутреннего содержания, можно сказать энергии предыдущих поколений через освоение внешних форм в таолу.

Но не следует забывать, что в тоже время наработка таолу развивает непрерывность переходов от приема к приему - так называемую «текучесть» движений, когда ученик не зацикливается на одиночном приеме, а свободно переходит от одной формы к другой, легко сменяя уровни и направления. И нужно добиваться не «красивости», а практичности, не эффектности, но эффективности. При этом необходимо помнить, что в таолу изучаются не просто комбинации приемов, как полагают многие, но и определенные принципы-ли, лежащие в основе стиля. В том числе и принципы энергетической работы, умения направить ци и внутреннее усилие-цзин в ту или иную точку тела. Естественно, здесь не играют большой роли количество приемов или манера их исполнения. Важно другое - насколько полно таолу соответствует внутренним принципам стиля. Ведь таолу в традиционных стилях ушу формировались столетиями, постепенно находя идеальное равновесие между внешним выполнением движения и внутренней регуляцией ци. Поэтому практически невозможно самому создать «истинный»" комплекс ушу, можно лишь просто механически сложить движения вместе, превратив отработку таолу в простое физическое упражнение. Увы, в наше время это достаточно часто можно наблюдать в среде как китайских, так и западных поклонников ушу.

Наработка таолу «Восемь локтей» на столбах.

Также тренировку таолу говорят:

«Каркас день за днем возводится - гунфу день ото дня крепнет»

, где термин «возводить каркас» как раз и означает «тренировать таолу».

Естественно, таолу - это пока еще формальные упражнения, а не реальный бой. Ци Цзигуан, автор «Цзисяо синьшу» - одного из ранних в Китае полного трактата по ушу, обращал внимание на следующее:

«Методы кулаков - это еще не есть готовая к большому бою техника, ловкие руки и ноги, привыкшее к нагрузкам тело - это врата начального вхождения в искусство».

Потому, чтобы максимально реализоваться в реальном бою, нужно чтобы «каркас день за днем возводился». В этом понимании, точка зрения «таолу не имеют никакой пользы» ошибочна. Можно сказать, что тренировка таолу – «возведение каркаса» (т.е. освоение канона) заключается в процессе познания формы стиля, а затем уже следует стадия творческой реализации - освобождение от формы, в частности и через практику реального боя.

Малопопулярный в наше время, но когда-то один из основных и доминирующих разделов тренировочного процесса – это совокупность разнообразных парных наработок. Парная работа необходима, чтобы научиться применять технику в реальности. Но будешь заниматься только свободным боем - техника начнет деградировать, зациклишься на одиночных приемах - не будет свободы перехода от приема к приему, делаешь основной упор в тренировке таолу - будет текучесть, но начнет теряться проработанность отдельных форм и не будет навыка свободного боя…

Варианты парных наработок из старого кулачного трактата.

Обсуждая использование техники ушу как боевого искусства, говорят, что мастерство в бою - это точность применения. Куда и как вы ударите - имеет большое значение для исхода боя. И такое мастерство развивается за счет многократного повторения правильного движения, так как в бою все движения должны быть естественными. Но движения естественны и точны только тогда, когда ученик тренирует базу, повторяя ее многократно как индивидуально, так и в паре. И одна из сегодняшних проблем в подготовке современным поклонников ушу заключается в том, что ученики не хотят посвящать необходимое количество времени и усилий этим основам. Раннее освоение таолу, что так распространено в наше время, связано и с качеством учеников, приходящих лишь за экзотикой, за навыками для драки, за удовлетворением амбиций и т.п. и т.д.

Есть хороший пример из книги «Мастер ушу Цай Лунъюнь»: «В годы «Великой культурной революции» к Цай Лунъюню приходит его коллега-преподаватель, и говорит, что от него требуют, чтобы он тренировал хунвэйбинов, чего ему, естественно, делать не хочется. Причем требуют, чтобы он обучал их не гимнастике, а реальному боевому искусству. Цай нашел соломоново решение. Он сказал: «А ты начни обучать их стоянию столбом...»

Теперь перейдем к другой составляющей, к разнообразным вспомогательным наработкам. Как мы уже говорили, это обязательная составляющая обучения, непосредственно влияющая на качество техники. Вот что рассказывается в журнале «Улинь» (№12/84) о базовой тренировке мастера Сунь Чжицзюня, наследника традиции багуачжан семьи Чэн:

«Первые два года он тpениpовал цзибэньгун, швырял каменные гири для увеличения силы pук, теpебил мешки с песком для увеличения силы захвата, бил ногами по каменным глыбам для увеличения силы ног, хлопал по крупным деревьям, развивая силу ладоней, "рубящую ладонь" натpениpовал так, что с дерева в чи толщиной листья опадали, нога при ударе прилетала со звуком ветра и уносилась как раскат грома. Под руководством учителя он стал знатоком всех приемов багуачжан, его мастерство росло с каждым днем».

Упоминаемый в этом тексте «мешок с песком» (沙袋) является тоже популярным тренажером для вспомогательных наработок старого ушу. В наиболее развернутом комментарии, из дошедших до нас трактатов, указывается следующая очередность использования материала для набивки:

  • набор трав, в том числе дающий некий антисептический эффект;
  • зеленые бобы , в которые как антисептик добавляют острый красный перец;
  • мелкий речной песок;
  • т.н. «железный песок» (т.е. измельченная руда, но никак не железные опилки, упоминаемые в популярной отечественной литературе по ушу).

Традиционный «тренажер» для постановки удара ладонью на мешке с песком.

Итак, когда говорят о "гун", то условно используется такое разделение:

  • метод внешней наработки (вайгун);
  • метод внутренней наработки (нэйгун);
  • метод сознания (могун).

 

Считается, что «вайгун» традиционно используется как средство развития силы и вообще всех основных составляющих нашего физического тела (мышцы, сухожилия, кости), методы контроля за правильным положением тела и т.д.,

Это основано на постулате традиционной китайской медицины, что тело, энергия и сознание человека адаптируются под тот вид деятельности, которому вы посвящаете большую часть своего времени. И редко когда человек изначально полностью готов к постижению искусства ушу.

К примеру, если человек целыми днями сидит за клавиатурой компьютера, то и все его психофизические составляющие постепенно и адаптируются именно под это. Кстати, когда говорят о развитии силы, обычно наблюдается непонимание различия между силой и усилием. Например, работа с тяжестями в тренажерном зале развивает то, что китайцы называют «ли» и что обычно переводят как «сила». Это именно та сила, которая используется, скажем, чтобы поднять или перенести груз. Но есть еще то, что китайцы именуют «цзин» и что лучше переводить как «усилие». В отличие от силы, усилие не может быть длительным, это - результат кратковременного действия мышц и сухожилий, и именно оно используется для создания того, что именуют «силой удара».

«Применение силы - это оформленное, например «силой поднять треножник», «силой опустить тысячу цзине»". Усилие - это бесформенное, хотя и есть результат, заключающийся в пронизывании стены сквозь дыру, но это не есть обычно демонстрируемое, необходимо двигать силу тела, познавая в этом сокровенность. Хотя методы тренировки усилия и просты, но добиться овладения усилием в теле очень трудно».

Здесь следует опять упомянуть о взаимопроникновении и тесной интеграции методов наработки в традиционном кулачном искусстве, где иногда трудно четко разделить типы тренировочного процесса, методы и их наработки, так как они составляют единое целое. Например, в стиле танланцюань одним из первых изучают «материнское таолу» «луань цзе», где, кроме качеств присущих собственно наработке таолу, нарабатывается еще и усилие окончаний рук.

Наработка взрывного усилия с помощью «каменных замков» -
один из традиционных методов «вайгун»

Таким образом, благодаря вайгун добиваются силы, выносливости, скорости и скоординированности приемов. Для этого используют , например, столбовое стояние в позиции мабу и обхлопывание ударами, наработку на мешке с песком и наработку на столбе, наработку поясницы и бедер и наработку «железных рук», наработку пальцев и ладоней и наработку глаз.. Долгими тренировками можно достичь того, что внутри укрепятся внутренние органы, внешне укрепятся кожа и кости, и будет достигнуто состояние, когда «внутреннее и внешнее соединяются воедино». Кроме того, считается, что вайгун также является трамплином для развития работы с ци:

«Пять плотных и шесть полых, сто костей - по всем проходит ци. Циркуляция ци образует гармонию, застой образует болезни».

Говорят, что методы нэйгун предназначены, например, для предотвращения и лечения болезней, а также для укрепления тела и внутренних органов.

«Человек живет благодаря телу. Тело - основа любого дела. О сотне забот беспокоится его сердце, над десятью тысячами дел работает его форма. Есть движение в сердце - непременно колеблется его сущность. Если целыми днями занят и не имеешь ни мгновения для отдыха, то все тело будет в болезнях, будешь раскаиваться об упущенном. Поэтому следует сразу усиленно заботиться о сохранении тела, а лучшее для сохранения тела - внутренняя наработка. Иначе в теле наступит убыток, на сердце будет нехорошо, цзин и шэнь не будут сотрясать, десять тысяч дел не сможешь сделать. Но если смог усердно заняться внутренней наработкой, то благодаря прежненебесному чудесному применению каким бы старым, слабым и больным не был - все хвори сможешь изгнать, легкие - за сто дней, тяжелые - за год, самые тяжелые - за три года. Если искренен и тверд духом, применяешь наработку непрерывно - сможешь исцелиться и без лекарств. Даже если человек много лет курил и пил, ци и кровь поражены хворями - если начнет тренироваться, то за сто дней ци и кровь расцветут, тело естественно оздоровится, сможешь изгнать болезни и продлить годы жизни, предела нет».

Но это не только средство оздоровления и укрепления. Считается, что именно нэйгун позволяет развить принцип «когда внешнее исчерпало все свои возможности, [нэйгун] переводит ли [в ту стадию], когда внешнее и внутренне неразделимы...».

«Алмазный кулак»-
один из традиционных видов наработки

В частности, можно сказать, что нэйгун - средство развития дополнительных возможностей через активизацию внутренних резервов путем специально подобранных и продуманных методов. Практика нэйгун является интегральной частью тренировки ушу. Именно благодаря наличию в ушу методов нэйгун принято считать, что «ушу занимаются как для боя, так и для здоровья, если одного из них нет - развитие не будет полным».

Надо заметить, что в школах кулачного искусства не было единой терминологии для методов внутренней наработки, каждая школа использовала свои уникальные и понятные только им названия. Столь популярный в наше время термин цигун появился в 1958 году лишь благодаря Лю Гуйжэню и его книге, но позднее стал использоваться фактически как официальный термин. Однако в традиционных школах и до сих пор предпочитают исходные термины. Часто условно разделяют два направления – «жесткое» и «оздоровительное». Несмотря на то, что у них есть общая направленность на укрепление организма, несложно обнаружить существенное различие в конечной цели, а также и в используемых видах упражнений. В практике инцигун при помощи «обхлопываний» и ударов в сочетании со специфическими методами, ци направляется в определенные части тела, тем самым обеспечивая, в частности, способность переносить болевые ощущения, несвойственную обычным людям. Именно это и привело к появлению историй о мастерах, не боящихся ударов "ножа, копья, иглы, давления, прижигания и ошпаривания", что обычно используется для снижения травматизма во время тренировок и в целях самозащиты. Баоцзяньцигун, как следует из его названия, добивается в первую очередь оздоровления организма, способствуя долголетию. В такой наработке широко используются разнообразнейшие статические, динамические, изометрические и комбинированные упражнения, но движения при этом обычно выполняются мягко и плавно, сохраняя в покое тело и сознание. Цель этих упражнений - добиться оздоровления через развитие цзин, ци и шэнь.

Про наработку могун говорят: «снаружи - покой, внутри – движение». То есть это метод тренировки, в котором обычно отсутствуют «внешние» движения, и близкий к популярным в современном спорте идеомоторным упражнениям. Достаточно часто могун является «связующим» между разными компонентами обучения, а так же используется для устранения неуверенности в технике новичков»

«Хотя и говорится о реальной применимости приемов, при встрече с врагом страх сковывает движения».

Кроме этого, есть еще несколько важных аспектов. Например, многие традиционные школы придерживаются воззрения, что каждое движение должно быть осознанным, а не рефлекторно-автоматическим. Однако здесь речь идет совсем не о том виде дискурсивной сознательной деятельности, к которой мы привыкли сталкиваться в повседневности. В любом движении, каким бы быстрым или незначительным оно не было, обязательно должно присутствовать сознание. Сознание не спит и не суетится, а стремиться собрать осколочное видение мира в единое целое:

«Разум - хозяин, а тело – слуга»

И в цюаньфа принято считать: между физическим телом и сознанием существует некоторая «прослойка», препятствующая занимающемуся. В частности, затрудняет «легко владеть телом, повторяя увиденное». Именно на этом основывается и разделение в обучении по различным способностям учеников:

«Мужи высших способностей обретают Путь, даже находясь в рядах трех армий. Мужи средних способностей обретают Путь, даже живя в больших городах. Мужи низших способностей обретают Путь только среди гор и лесов».

К тому же часто ученик обусловлен желанием достижения Мастерства и чувством собственной значимости, из-за чего не замечает всей совокупности того, чему его учат. Наработка могун также позволит уменьшить или совсем устранить и эту преграду, тем самым повышая уровень качества техники. Считается, что в идеале могун позволяет развить незамутненное восприятие реальности и полный контроль своего тела, более того, - на определенном моменте исчезает граница между человеком и окружающим. Что это дает в плане боевого искусства, - думаю, понятно всем.

Методов данного вида достаточно много, они сильно разняться от школе к школе, многие из них заимствованы из различных духовных учений (например, из буддизма, или даосизма). Но обычно последовательность наработок начинается с методов успокоения сознания, умения однонаправлено сосредотачиваться на каком либо действии и т.д.

Важно упомянуть, что многие школы используют наработки могун для мысленной проработки таолу и парной техники, считая, что таким образом они могут развить более высокий уровень осознанности техники и применения. Кроме того, этот метод часто используется для поддержания и сохранения должного уровня наработки в условиях невозможности тренировок. При выполнении практики могун, обычно успокоив мысли, вызывают в памяти отрабатываемую технику, добиваясь того, чтобы представляемые движения были идеально правильны, обладали четким ритмом и правильно расставленными акцентами, в том числе и для используемых типов усилий. В результате такого вида наработки улучшается идеомоторная память, закрепляются движения, заученные во время обычной тренировки, устраняются ошибки.

Преимущество данного метода в том, что упражнения можно нарабатывать как угодно: в положении стоя, сидя, лежа и при ходьбе, но обязательно в состоянии мышечной и психической релаксации.

Общий пример этапов обучения

Обобщая вышесказанное, хочется еще раз обратить внимание, что каждый стиль использует свое уникальное разделение на этапы, сохраняя при этом все основные элементы традиционного обучения. Например, в стиле мэйхуачжуан (梅花桩 谱), к примеру, выделяют пять этапов обучения:

  • На начальном этапе стараются развить общую гибкость новичка -: растягивают мышцы и разрабатывают суставы, тренируют махи ногами и наклоны в пояснице.
  • Ко второму этапу относятся цзибэньгун и «ла цзяцзы» («возведение каркаса»), т.е. тренировка базового таолу, чтобы развить силу и выносливость, ловкость и скорость, укрепить тело и дух, улучшить координацию. Базовая тренировка продолжается до достижения состояния «люхэ» («6 координаций»). Третий этап называется «да чэнцюань» («наработка кулака достижений»). В это время осуществляется по определённым правилам парная тренировка установленных учителем движений в установленном учителем порядке. Примерами могут служить такие парные упражнения, как «10 больших рук парной тренировки кулака достижений», «10 малых рук парной тренировки кулака достижений», «5 ударов головной руки», «6 видов удара бедром», «парная тренировка 10 видов непрерывных ударов ногами», «комплекс из шести основных видов захватов»...
  • Тренировка третьего этапа подготавливает прочную базу для последующих реальных поединков. В этот период используя принцип «вэй цюань» («вэй» - «окликать, вызывать») благодаря личной практике осваиваются особенности выброса приложения усилий, применение приёмов. Учатся увязывать между собой действия тела, руки, глаза, методы корпуса и шаги.
  • Четвёртый этап называется «наработка кулака победы»(«да инцюань») На этом этапе партнёры отказываются от установленного порядка, не имеют установленных правил и приёмов, достигая того, что «вслед за сгибанием - сразу выпрямление», «видишь щель - и колешь», «следуешь желаемому сердцем». Однако бой по-прежнему ведётся только между двумя противниками.
  • Завершает обучение «гунцюань» («кулак успеха») или «нинцюань» («кулак предпочтения»). В это время не только нет ограничений на технику, но также не ограничивается и количество противников, и время боя.

«Двое против одного, трое против одного или толпа окружает одного - а ты бьёшь руками и ногами, поворачиваешься влево и вправо, словно переворачивая реки и опрокидывая моря. Если можешь победить в такой схватке - значит, можно сказать, что ты овладел истинным гунфу школы мэйхуачжуан».

Таким образом, обобщая вышесказанное, основными частями традиционного тренинга являются:

  • базовая подготовка (цзибэньгун);
  • вспомогательные методы (гун);
  • формы (ши) и комплексы формальных упражнений - таолу (набор форм-ши, соединенных в единую последовательность);
  • парная тренировка.

И ни одну из этих частей нельзя выкинуть, чем как раз и грешит современный спортивный подход в ушу. Ведь если «в начале пути ошибся на волосок - в конце пути получилось расхождение на тысячу ли». Все вышесказанное касается лишь минимума основной подготовки в ушу. Возможно, что-то автор и упустил в процессе изложения. Кстати, по большому счету, в джентельменский набор любого занимающегося традиционным боевым искусством должны входить кроме техники без оружия еще и владение 18-ю видами оружия…

А напоследок хотелось бы упомянуть самый главный секрет обучения в традиционном цюаньфа:

«искренность, постоянство и настойчивость».

Следует целенаправленно идти от мелкого к глубокому, по порядку и постепенно осуществлять закалку, увеличивать мощь всего тела, достигая того, что «внутреннее и внешнее координируются воедино, форма и применение совершенствуются параллельно», достигают высокого уровня «руки, глаза, корпус, методы, шаги; цзин, шэнь, ци, ли, гун». И тогда в результате долгих тренировок сможешь сплавить все компоненты в одно целое, и постепенно достичь состояния, когда «дух сконцентрирован, кости прочные, сила мощна, ци собранное, цзин крепкое», и «получить три великих достижения стиля - радостный дух, вскармливающий долголетие, крепкое и здоровое тело, техника атак и защит».


打花拳, 踢繡腿 。 指武術的動作花裡胡哨, 光好看, 不中用 。 亦比喻耍花招, 施伎倆, 或搞形式主義 。 如: 領導幹部要特別警惕那些阿諛奉承, 花拳繡腿, 華而不實的人

Цигун

 

 

      Web Development by Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
      Design © 2010-2018 Marycream handmade. All Rights Reserved.